Вернуться назад
«В Москве нулевая толерантность к граффити»

Сабина Чагина, куратор, сооснователь биеннале уличного искусства «Артмоссфера» — о месте Москвы на карте европейского стрит-арта и о границе между искусством и вандализмом

Насколько сегодня распространено граффити в Москве по сравнению с нулевыми?

Если говорить о граффити как нелегальном акте рисования на улицах, то сейчас ситуация, пожалуй, хуже, чем в нулевых.

В Москве нулевая толерантность к этому городскому явлению — любая надпись быстро закрашивается. Похожая ситуация сейчас и в других европейских городах — Хельсинки и так далее. Но существуют активные команды, которые по прежнему «держат» улицы. Очень заметно подрос уровень граффити вдоль лайна по Казанской или Ярославской дороге, на тех же hall of fame довольно часто появляются классные куски.

Многие, кто начинал в нулевых, перестали что-то делать на улице, а делают что-то еще – становятся современными художниками, дизайнерами, иллюстраторами и даже скульпторами. А новых молодых появляется не так уж много.

Как уличные художники пришли в галереи?

У человека, начинавшего рисовать на улице, есть несколько путей развития. Один из них — в искусство. У райтеров изначально нет заявки на искусство. Но со временем они начинают оттачивать собственный стиль. Поиск собственного стиля приводит райтера все ближе к территории искусства.

В России этот процесс начался года с 2005-го, с появлением «Винзавода», открывшегося с большой граффити-выставки, когда десятки райтеров раскрасили стены, а в «Цехе белого» проходила выставка их холстов и графики. Это был первый случай, когда институция обратила внимание на уличных художников.

Моя деятельность как раз заключается в том, чтобы находить людей с яркой художественной индивидуальностью. Я стараюсь продвигать их в сторону искусства. В проектах «Артмоссферы» мы стараемся показать как живопись, и инсталляции этих художников, так и уличную сторону их творчества в виде фотодокументации.

О границе между уличным искусством и вандализмом

Я очень люблю несанкционированные проявления граффити — есть очень красивые тэги. Но не все молодые бомберы умеют вписывать свои интервенции в городское пространство. Когда человек «взрывает» памятник архитектуры уродским тэгом, мне это очень не нравится. Другой пример — дом на Солянке, который разрушался и был никому не нужен, пока его полностью не затэгали граффитчики. После этого там поставили охранника, натянули сетку. Лично я считаю, что в городе нужно выделять территории — так называемые hall of fame, где райтеров не будет гонять полиция.

Много ли стрит-арта в Москве по сравнению с другими мировыми столицами?

В 2012-м году Собянин официально заявил, что в городе должно развиваться уличное искусство, и через год в Москве прошел фестиваль «Лучший город Земли». Вообще важно отметить, что большие фасады и росписи — это мурализм, отдельное от граффити направление. Оно родом не из Нью-Йорка, а из Мексики. Но у нас мурализмом занимаются не художники-монументалисты, а именно граффити-художники — и по инерции его относят к уличному искусству.

После «Лучшего города Земли» мы вошли в топ-10 в Европе, а работы фестиваля стали городской достопримечательностью. К сожалению, впоследствии этот инструмент попал в руки рекламщиков, брендов, политических деятелей. В итоге все работы, созданные в тот период, были закрашены, превращены в рекламу или политическую агитацию.

Например, была утрачена работа Агостино Якурчи на Гончарной набережной, которая вошла в международный сборник «50 лучших стрит-арт работ, сделанных когда-либо». Дом находился в аварийном состоянии. Через два года начала осыпаться штукатурка. Город потребовал у собственника поддерживать нормальное состояние фасада. Собственник целый год договаривался с Департаментом культуры о сохранении работы. Цена вопроса составляла 50 тысяч рублей. В итоге Департамент культуры решил, что объект не имеет культурной ценности. И фасад закрасили.

О безусловных авторитетах в уличном искусстве

Я бы выделила Шепарда Фейри. Очень многогранный художник, известный на улицах благодаря бомбингу в виде знаменитого логотипа Obey the Giant, который в то же время делает выставочные проекты и выступает как муралист.

В Штатах уличные художники давно стоят в одном ряду с современными художниками. У нас это пока отдельное аутсайдерское искусство, которым только-только начинают интересоваться культурные институции: у Миши Моста будет персональная выставка на «Винзаводе», в «Гараже» на триеннале современного искусства было представлено несколько уличных художников, а в МОММА прошла большая выставка Паши 183. Работы уличных художников периодически появляются на аукционах. Понятное дело, что в основном это те, кто имеет большой опыт и рисует больше десяти лет.

Переверните устройство